joomplu:322

Поиск по сайту

Актуальная аналитика

Православный календарь

Тарская епархия Русской Православной Церкви
Омская епархия
Православный образовательный сайт Сибирского федерального округа

 

Статья из журнала ФАВОР «На войне трудно остаться атеистом»

журнал ФАВОР...Я сидел тогда в углу штаба над картами, внима­тельно занимался своим делом, потому что перед арт­подготовкой и штурмом надо было сделать очень много вычислений, расчетов. Но заметил, что наши команду­ющие Николай Иванович Крылов, Александр Михайло­вич Василевский, Иван Ильич Людников принесли икону Казанской Божией Матери, поставили ее на стол и, склонив головы, помолились..."

Родился и вырос отец Дмитрий Хмель на Украине в небольшом городке Бершадь, непода­леку от границы с Румынией. Он был четвертым ребенком среди восьми детей зажиточного кре­стьянина Петра Хмеля.Трудолюбивая и богобо­язненная семья Хмелей претерпела немало горя и скорбей от тогдашней власти. Но недаром сказано, что «хранит Господь всех любящих Его», — до ареста дело не дошло.

Когда Дмитрий учился в педагогической шко­ле, началась война. Шестнадцатилетний юно­ша хотел вместе со старшим братом пойти на фронт, но остался — ради матери.Его час при­шел в 1944-м, когда Бершадь, оккупированную румынами, союзниками немцев, заняла Красная Армия. Дмитрий ушел воевать. Благодаря хоро­шим математическим способностям парня взя­ли в артиллерию наводчиком 76-миллиметро­вой пушки.

«Я видел, — вспоминает отец Дмитрий, — что почти все солдаты не только кричали «За Родину, за Сталина», но и молились. И так — с молитвой, с верой — рвались в бой. Даже офицеры наши носили крестики, иконки. Словом, у всех воинов было особое настроение, духовное. Фашисты часто отступали в страхе, потому что понимали - идут уже не простые бойцы, а мстители, за­щитники своей Родины.

Если б немцы не издевались над нашим населением, если бы было более лояльное отноше­ние... А так у нас при виде спаленных деревень, трупов убитых ­ мирных жителей кровь закипала в жилах, и месть каждому приходила на ум. И каждый старался, невзирая ни на что, отомстить врагу, выгнать его со своей земли».

Не раз убеждался молодой солдат, что на во­йне трудно остаться атеистом. Что там человек чувствует над собой Промысел Божий, который охраняет его даже в те моменты, когда выжить, казалось бы, невозможно:

«Надежда всегда меня окрыляла. Часто попа­дал в боях в такую обстановку, что трудно было выжить, но я выживал и шёл дальше - целый и не­вредимый. Я чувствовал над собой опеку Божию. Всё время молился. У меня была иконка святителя Николая Чудотворца, которую я пронес через всю войну и вернулся с нею домой.

Когда работал в штабе над картами, вниматель­но занимался своим делом, потому что перед арт­подготовкой и штурмом надо было сделать много вычислений, расчетов. Всегда, перед тем как сесть за планшеты, — перекрещусь. Однажды Николай Иванович Крылов, который командовал 5-й Армией, и был моим непосредственным начальником, спросил: «А почему ты крестишься?» Я говорю: «Чтоб сон не брал ночью». Он: «Да, действительно, не тот побеждает, кто днём громко кричит, а кто лучше ночью думает».

Не помнил ветеран название того населен­ного пункта в Восточной Пруссии, где немцы крепко держали оборону — таких дзотов пона­строили, что ни один снаряд не брал. Но саму битву забыть было невозможно — с того самого дня фашистская пуля, застрявшая в позвоноч­нике, ежедневно напоминала выжившему солдату, как тонка грань между жизнью и смертью.

Когда после сильного обстрела разрывными пулями погиб весь боевой расчет его орудия, Дмитрий взял противотанковую гранату и дви­нулся в обход, чтобы взорвать вражескую ог­невую точку в самом уязвимом месте. Он успел бросить гранату, но фашистский солдат, охра­нявший подступы к блиндажу, тоже успел вы­стрелить. Тяжело раненного артиллериста за­сыпало землей и обломками взорванного дзота.

Только через сутки совершенно случайно его нашла похоронная команда. Вначале бойца при­няли за мертвого. Только чуть заметное дыхание показало санитарам, что найденный ими солдат жив. Но об этом не знали его сослуживцы, и до­мой, к родителям, пошла похоронка.

А Дмитрий после лечения в госпитале, где врачи так и не решились достать злополучную пулю, снова отправился на фронт. В составе 5-й Армии 3-го Белорусского фронта Дмитрий Хмель сражался в боях за освобождение Мин­ска, Витебска, Молодечно, проходил Лепель, Бегомль и Логойск.

Особенно врезался в память штурм Кениг­сберга. Огромные силы были собраны фашиста­ми на подступах к самой мощной цитадели Гер­мании.

Конечно, и советские командиры, и солдаты понимали, что «битва будет злая». В душах лю­дей пробуждалась вера предков, молитва, ибо все они стояли перед лицом смерти. Все это бу­дущий священник видел собственными глазами: «Я сидел тогда в углу штаба над картами, вни­мательно занимался своим делом, потому что перед артподготовкой и штурмом надо было сделать очень много вычислений, расчетов. Но заметил, что наши командующие Николай Ива­нович Крылов, Александр Михайлович Василев­ский, Иван Ильич Людников принесли икону Казанской Божией Матери, поставили ее на стол и, склонив головы, помолились. И 6 апреля 1945 года в шесть часов утра начался штурм Кениг­сберга.

Война для младшего сержанта Хмеля закон­чилась 16 апреля 1945 года на берегу Балтийско­го моря. Димитрий Петрович надеялся продол­жить службу в армии, но медицинская комиссия все-таки списала его в запас — слишком серьез­ное ранение перенес. После демобилизации, в 1946 году, он вернулся на родину, поступил в Одесский технологический институт. Но бывше­го солдата ожидал иной путь, иная служба. Од­нажды ему приснился удивительный сон, кото­рый напомнил о таком же необычном видении, случившемся накануне войны. Тогда, в 1940-м, юному Димитрию привиделось, что Cвятитель Николай Чудотворец призывает его стать свя­щенником. Теперь же ему было показано некое здание, куда нужно поступить на учебу. Молодой человек никогда ранее не видел этого зда­ния, но вскоре случайно нашел его на одной из улиц. Это была Одесская духовная семинария.

Именно там начал он осваивать сложную науку быть пастырем душ человеческих. Но выпускные экзамены волею судеб сдавал уже в Минской семинарии. Став священником, ре­шил остаться в Беларуси, чтобы служить тому народу, за который шел в бой. Всю оставшуюся жизнь протоиерей Дмитрий Хмель отдал сво­им прихожанам — служил без отпусков и вы­ходных и до конца дней своих воевал за души людские.

Так в судьбе протоиерея Дмитрия Хмеля сли­лись воедино два служения — ратное и пастыр­ское. И это глубоко символично. Ибо армия и Церковь имеют одинаковое призвание: защи­щать людей от врагов. Только армия защищает народ и страну от внешнего, видимого, против­ника, а Церковь оберегает свою паству от врага невидимого, духовного.

Редакционный совет журнала ФАВОР.

1-й номер молодёжного журнала ФАВОР, выпускаемый Тарской епархией, по благословению главы Омской митрополии митрополита Владимира можно приобрести на складах Омской митрополии и Тарской епархии, а так же спрашивайте журнал в книжных лавках митрополии.